Завантаження. Почекайте будьласка...
Головна сторінка - Статьи, ЛадЫжин-история Марія Бурая (Круць). Сторінка з життя Ладижина періоду війни ( як розстрілювали євреїв)

Марія Бурая (Круць). Сторінка з життя Ладижина періоду війни ( як розстрілювали євреїв)

Третьего ноября 1932 года в г. Ладыжине Винницкой области на Украине родилась будущий цветовод Мария Прохоровна Бурая, в девичестве Мария Круц... Тогда еще никто и предположить не мог, что судьба этой обыкновенной девочки будет так тесно связана с цветами и с Горным Алтаем, не знала этого и она сама. Но пути Господни неисповедимы, и вот как случилось, так и случилось! Но лучше все по порядку...

Название города Ладыжина произошло от слов “ладно жить”, и люди здесь, действительно, ладно жили, пока не началась Великая Отечественная война... Три с половиной года оккупации – это что-то значит, от такой жизни страдали не только женщины, но и старики и дети... Отца сразу взяли на фронт, больше они его никогда и н видели, осталась мать одна с пятью детьми: четыре брата и одна сестра, Мария. А в начале войны было ей всего девять лет...

Под городом Ладыжином шли сильные бои, потому что здесь протекает большая и спокойная река Южный Буг в направлении Одессы, главная трасса для движения войск на Восток. Когда наши отступали, они взорвали мосты стратегического значения, и немцы стали тут же возводить мосты понтонные, но не так-то просто это было сделать: они возводят, партизаны взрывают, они снова возводят, партизаны снова взрывают... Так и шли здесь бои местного значения... Попал в зону обстрела и их дом, не бывает войны без жертв! Вместо дома – только одна яма, мужчин в городе практически не осталось, а надо было где-то жить, тогда собрались старики и женщины и помогли их матери, которую все очень уважали за трудолюбие и спокойный, но твердый характер, детей воспитать она сумела такими, что не было никогда за них стыдно, настоящие патриоты своей Земли выросли, и Мария под стать братьям. А на ее хрупких девчоночьих плечах лежало столько заботы и о доме, и о матери, и о братьях своих меньших, что сама она подчас дивится, как же выдержала в такую трудную годину? А вот выдержала, потому что “...есть женщины в русских селеньях”, и в украинских – тоже... Маленькая ростиком, хрупкая, она все успевала: и матери помочь, и цветочки свои любимые посадить в палисаднике, и отметки хорошие из школы принести... Но это все до войны еще было, а когда она, проклятая, началась, ей было всего девять лет... Так что хлебнула по полной, как говорится! Как только утро настанет, под окнами крик раздается: “Марина! Давай детей на картошку отправляй!” Надо было вставать и идти работать, работать на немцев, а они шутить не любили... И так изо дня в день... Несмотря на все эти тяготы, воспитывала мать всех детей в строгости, ни один из братьев не пошел по кривой дорожке, никто не спился, не заворовался, у всех семьи были, а в войну, будучи еще подростками, ждали и верили, что придет освобождение, что враг будет разбит. Вспоминает Мария Прохоровна, как питались в годы войны, в основном травами, листьями, картошку собирали подгнившую... беда была еще и в том, что и в войну, и после войны была сильная засуха, что посеешь, посадишь, все сгорало, потому что вода была только в колодце, с реки не принесешь – далеко очень, ну и ничего не росло, конечно. Собирали колосья, мать обмолачивала их, варила кулеши, ели один раз в день, всем доставалось поровну: по две-три ложки... Была у них еще бабуся 92-х лет, ей тоже мать клала три ложки, как и другим, а та не ест, отдает детям... Тогда мать ей говорит: “Ешь сама, ты же помрешь так с голодухи-то!” - “А я и хочу помереть...” И умерла-таки, дети же выжили каким-то чудом... “На дне нашей реки, Южного Буга, росли моллюски, - рассказывает Мария Прохоровна. - И как только растает лед, братья отправлялись на промысел... Мама выковыривала эти моллюски из раковин и варила нам. Потом шли травы, орехи, ягоды, грибы, так вот и жили... С одеждой стало полегче, когда фашистов погнали, это была и гуманитарная помощь из Америки, и мама умудрялась шить нам одежки из палаток, которыми накрывали танки: пиджачки, курточки, и все было у нас в одном экземпляре, когда постирать надо, то так и сидели на печке голышом, пока не высохнет...

Один случай Мария Прохоровна очень не любит вспоминать – страшно потому что даже представить себе такое, а она ведь была по существу еще совсем ребенок... Как-то раз отправила ее мать на базар продавать воду... Жара стояла страшная, за кружку чистой прохладной воды можно было какие-то копейки выручить, потом хлеба для всей семьи купить, вот и прошла она на площадь с ведром воды, а в это время как раз стали сгонять всех евреев сюда и другое местное население с лопатами... В это оцепление попала и Маруся... И не посмотрели бы немцы на то, что она украинка, но подвернулся тут мужик знакомый из их городка Ладыжина, он и сказал, что наш сосед, и маму ее знает, тут только Марусю отпустили, а то бы... Ну а с евреями поступили, как везде, расстреляли... И этот рассказ очевидцев заставляет холодеть сердце и до сих пор... Есть в Винницкой области село под названием Басалычевка, в этой местности сплошь холмы, яры и возвышенности. Туда и пригнали всех евреев... Сначала ребятишек заставили лечь на дно яра и стали поливать их из пулемета, потом пришла очередь матерей – и их застрелили тоже. Остальные стоят и все видят, волосы на себе рвут, кричат, пытаются убежать, но бесполезно, пуля везде достанет! И наших стариков-земляков заставили закапывать убитых, шесть суток не отпускали их домой... А земля все “дышала” от шевелящихся в ней тел... Страшное зрелище! Так и подсыпали землю, пока не успокоилось всё... Забыть бы все это, как страшный сон, но прошлое само напомнило о себе. Уже будучи на Алтае, когда она работала в Пункте защиты растений, их посылали по районам для обследования полей, приходилось ездить на попутных машинах туда и обратно. И вот, когда уже возвращались домой, их подвез Кардонский Виталий Абрамович, он и спросил Марию, кто она по национальности. Когда она ответила, что украинка, то стал расспрашивать, из какой местности. Оказалось, что они – земляки, тут он стал спрашивать, не знает ли она что-нибудь о расстреле евреев под Ладыжиным. Ну, она и рассказала все, а там, оказывается, были и его родственники, в том числе и мать... Вот так вот, несколько лет уже, как прошла война, “...прошла страда, а боль взывает к людям: “Давайте, люди, никогда об этом не забудем!” И не забыли, позже евреи всего мира собрали деньги и перенесли прах всех расстрелянных на еврейское кладбище, где и стелу установили, на которой увековечены их имена...
И не забывается такое никогда! А в той вырытой в военные годы, в годы оккупации землянке, они жили почти десять лет еще и после войны, вплоть до 1954 года. Когда же колхоз восстановился, то помогли маме построить дом на месте старого, а похоронку на отца получили еще в мае 1945 года...
Я уже писала о том, что Маруся с пяти лет была буквально привержена к цветам, все время сажала их в палисаднике, выпрашивала у старших девочек-соседок, и, надо же! – все приживалось! “И решение пришло как-то само собой: сельскохозяйственный институт, и быть агрономом только по цветам! - рассказывает Мария Прохоровна. - Поехала сдавать экзамены, взяв с собой четырнадцать рублей денег, на проезд туда и обратно, и железную коробку, а в ней картошка, пшено, баночка растительного масла... Сдала экзамены успешно, ее зачислили... И вот поспешила домой порадовать маму, а та – в слезы: “Доча, в чем же ты поедешь-то? И как я тебя учить-то буду?” Как учиться буду, я давно уже обдумала: получать стипендию и стараться учиться на одни пятерки. Ну а насчет обуть-одеть, мы тоже придумали... В старой избе под кроватью стояли старые хромовые сапоги... Когда упал снаряд, они остались целыми, вот только подошвы были худые, но их решили “спрятать” в купленные новые калоши – чем плохо? Кофточку подарила подружка, у которой родители были состоятельными, кто-то дал юбку, кто-то платок клетчатый... Все в туфельках, пусть не новых, не шикарных, но в туфельках, а я – в сапогах с калошами! И самая маленькая в группе, но все это было преодолимо! А училась хорошо, все пять лет получала стипендию, еще умудрялась каждый месяц по пять рублей на сберкнижку откладывать на подарки своим, и везла, кому плавочки, кому носочки, полотенце, маме – чулки. Когда была уже на пятом курсе, приехал Юрий Дмитриевич Бурый, который когда-то на первом, посвящал меня в студенты... А тут приехал и предлагает мне выйти за него замуж... А мне же еще экзамены сдавать надо, а он говорит: “Ничего, я подожду...” Дождался, и поехали ко мне домой, а там все соседи уже знают, что Маруся замуж вышла и несут кто что может: голубцы, сало, холодец, и не какой-нибудь, а настоящий украинский. Так вот и отметили свадьбу, да еще с духовым оркестром, потому что ее братья играли в этом самом оркестре... Потом еще один вечер – у родных Юрия Дмитриевича... Но праздники закончились, и вот он поехал на работу, а ей осталось сдать государственные экзамены... И тут их ждало еще одно испытание: Мария Прохоровна заболела, у нее обнаружили плеврит с осложнением на легкое, чего только ей не делали, и поддувание, и откачивание, в итоге врачи рекомендовали ей сухой климат, дали запросы в несколько мест. Быстрее других ответ пришел из Барнаула, так и попала она в Алтайский край, а оттуда уже и в Горно-Алтайск к Лисавенко Михаилу Афанасьевичу, который был чрезвычайно рад тому, что “наконец-то у них появился настоящий специалист по цветам”, ведь на последней выставке цветов она навела такой порядок, что все цвело и благоухало. После этого она стала работать научным сотрудником по цветоводству, и за это время собрала восемь видов многолетних цветов общей сложностью 525 посадочных единиц. Самыми любимыми ее цветами до сих пор остаются ирисы и пионы. “В чем заключалась моя работа? - спрашивает она сама себя. – Надо было собрать сортовой посадочный материал этих многолетних цветов и испытать в наших условиях Сибири. А привозила я их отовсюду. Когда проходили все испытания, то лучшие из лучших сорта цветов передавали производству, а там по школам, учебным заведениям, личным хозяйствам. Работа была трудной, но интересной, правда, все время в сапогах, в фуфайке, руки вечно в земле, в грязи, но зато какая радость, если что-то вдруг получается! Вот есть такой способ размножения пионов - почками. Не полностью раскапывается куст в августе месяце, и почечку с частью корневища отделяют от куста и высаживают в гряды открытого грунта, они укореняются и весной уже начинают расти. Вот на этой фотографии они уже укоренились, и я описываю весь процесс...”. Да, здесь Мария Прохоровна совсем еще молодая, энергичная агроном-цветовод, благодаря которой Горный Алтай вдруг зацвел такими прекрасными цветами, которые никогда до нее и не росли здесь...
С детьми и внуками у Марии Прохоровны тоже полный порядок: сын посвятил свою жизнь воинскому долгу, дочь окончила Одесский институт пищевой промышленности по переработке плодовоягодной продукции, что очень близко к профессиям родителей. А счастье есть и может быть в любом возрасте, счастье в любимой работе, счастье от того, что счастливы и здоровы дети и внуки, что любимый человек больше полвувека рядом, что в палисаднике цветут и благоухают любимые цветы, что жизнь продолжается и продолжает радовать ее первыми утренними лучами солнца, что вот уже опять новая весна, уже шестьдесят седьмая весна после Победы в 1945 году... Ну а сегодня Мария Прохоровна любит, как и раньше, читать, только на художественные книги времени ну никак не хватает, зато газеты, журналы, специальная литература, любимый ЗОЖ - это всегда для нее доступно и приносит немалую радость. А передачи по телевизору, где больше других ей нравятся “Пусть говорят с Андреем Малаховым”, “Давай поженимся”, лучшие кинофильмы, например, о Жукове, тихие семейные вечера у телевизора – что может быть лучше?
А цветы, по мнению Марии Прохоровны, как люди, они тоже очень любят и ценят заботу о них и платят за это красотой, приятными ароматами и запахами, а, самое главное, помогают жить. И если кто-то не любит работу в саду, устает от нее, то Мария Прохоровна хоть и устает тоже, но не променяет ее ни на какую другую, потому что она ведь и силы дает жить дальше и любить нашу такую прекрасную землю, что называется Горным Алтаем... В этом году Марии Прохоровне исполнится восемьдесят лет, хотя ей ни за что не дашь столько, она очень живая и подвижная, как и в молодости, и считает, что жизнь в любом возрасте прекрасна, все зависит от самого человека! С наступающим юбилеем Вас, уважаемая Мария Прохоровна!
Татьяна КОЛОСОВА

Джерело: http://www.listock.ru/22322
26 листопада 2012 | | Автор:Arhip | Переглядів: 1437 Коментарів: 0

Додати коментар

Ви зайшли на сайт як незареєстрований.
Ви можете зареєструватись або увійтипід своїм им'ям.
Також Ви можете увійти через одну із соціальних мереж - Увійти через соцюмережі
Оголошено місячник  добровільної здачі зброї Оголошено місячник добровільної здачі зброї По факту розтрати міжнародної допомоги  в Ладижині відкрито кримінальне провадження По факту розтрати міжнародної допомоги в Ладижині відкрито кримінальне провадження Ладижин потопає у хащах амброзії Ладижин потопає у хащах амброзії В центрі Ладижина  зявилось «джерело»   невідомого походження В центрі Ладижина зявилось «джерело» невідомого походження 	В  Ладижині розгортається  нова медіа-війна навколо комунального радіо В Ладижині розгортається нова медіа-війна навколо комунального радіо Екологи запустили новий еко-проект Екологи запустили новий еко-проект "Екологічна карта Ладижина" Ладижинське водосховище зазнало екологічного впливу Ладижинське водосховище зазнало екологічного впливу   В Ладижині відбувся  перший регіональний екологічний форум «Суспільство ЗА чисте виробництво» В Ладижині відбувся перший регіональний екологічний форум «Суспільство ЗА чисте виробництво» В Ладижині відбувся творчий вечір молодої  поетеси Марійки Брушницької В Ладижині відбувся творчий вечір молодої поетеси Марійки Брушницької   І знову про Четвертинівку.  Конфлікт навколо  передачі майна триває. І знову про Четвертинівку. Конфлікт навколо передачі майна триває. Громадськість запустила новий проект: «Поділля:  ойкумена-інкогнита.  В пошуках минулого». Громадськість запустила новий проект: «Поділля: ойкумена-інкогнита. В пошуках минулого».  Ладижинська громадська рада запустила власний  сайт Ладижинська громадська рада запустила власний сайт Екологи: В Ладижинських хуторах розпахали   під буряки скіфські кургани Екологи: В Ладижинських хуторах розпахали під буряки скіфські кургани 33 канал: Проти екс-працівника колонії сфабрикували справу із наркотиками? 33 канал: Проти екс-працівника колонії сфабрикували справу із наркотиками?

Логін
Пароль